Правда о метадоне. Лечение метадоновой зависимости.

1. Предназначение метадона, применяемого психиатрами, заключается вовсе не в том, чтобы излечить человека, страдающего от наркотической зависимости, а в том, чтобы привести его в такое состояние, когда он мог бы «функционировать».

2. Хотя героин, продаваемый на улицах, употребляется гораздо чаще, чем метадон, от метадона умирает больше людей, чем от героина.

3. Другие наркотические препараты, применяемые в «терапевтических» целях, как например, бупренорфин, могут вызывать угнетение дыхания.

4. Гарвардский психиатр Джозеф Гленмуллен говорит, что отпускаемые по рецепту сильнодействующие наркотические препараты просто «притупляют чувства, точно также, как в своё время их притупляли наркотики» и не позволяют человеку преодолеть свою зависимость.

Тщательное исследование существующего положения дел в сфере реабилитации наркоманов показывает, что эта область деятельности фактически монополизирована психиатрией.

В 1998 году в статье, опубликованной в «Национальном журнале юстиции», доктор Алан Лешнер, профессор психологии, возглавлявший в то время Национальный институт изучения зависимости от наркотических препаратов (NIDA) утверждал: «Зависимость редко проявляется как острое заболевание. У большинства людей это хроническое, сопровождающееся рецидивами расстройство». Итак, один из крупнейших авторитетов в современной сфере реабилитации людей, страдающих от наркотической зависимости, заявляет, что для большинства людей, наркозависимость – это «болезнь», которую человек не преодолеет никогда.

В той же статье доктор Лешнер дал определение тому, что следует считать положительным достижением в области реабилитации людей, страдающих от наркотической зависимости: «…Хороший результат лечения – и наиболее приемлемый результат — это значительное снижение употребления наркотических препаратов, и длительные периоды воздержания, когда рецидивы имеют место лишь время от времени». Исходя из его теории, те, кто занимается реабилитацией наркоманов, выполняют свою работу хорошо, если человек, страдающий от наркотической зависимости, просто начинает реже принимать наркотики.

Наиболее откровенное заявление доктора Лешнера показывает, какое место лечение наркотической зависимости занимает в психиатрической реабилитации наркоманов. Он говорит: «…Приемлемый стандарт успешного лечения – это не излечение болезни, а управление её ходом, как и в случае с другими хроническими заболеваниями». Таким образом, здесь даже не идёт речи о том, чтобы действительно излечить человека, страдающего от наркотической зависимости.

Неудивительно, что злоупотребление наркотическими препаратами приобретает колоссальный размах. По имеющимся оценкам, в 2001 году 5% населения мира в возрасте 15 лет и старше злоупотребляло наркотическими препаратами.

Метадоновая программа – хитрый трюк

Основная психиатрическая программа медикаментозного лечения, заключается в том, что людей, страдающих от героиновой зависимости, удерживают на метадоне. Насколько же эффективным оказалось такое лечение?

Согласно имеющейся литературе, эта программа предусматривает использование «лекарственного препарата» под названием «метадон», который якобы восстанавливает химический баланс в мозге, блокирует воздействие героина и снижает наркотическую тягу. Однако существуют и другие, менее известные факты, которые следует принять во внимание при рассмотрении данной программы.

Метадон никогда не предназначался для того, чтобы кого-то излечить. Согласно данным одного из первых исследователей, занимавшихся изучением метадона, «цель заключается НЕ в том, чтобы воздерживаться, а в том, чтобы быть способным функционировать».

Называя метадон лекарством, психиатры скрывают тот факт, что этот препарат является наркотиком, вызывающим привыкание, по крайней мере, столь же сильное, что и героин. Хуже того, отвыкание от метадона сопровождается даже более мучительной «ломкой», чем отвыкание от героина; и она может продолжаться шесть недель и больше. Ещё в 1971 году было известно, что младенцы, родившиеся у матерей, принимавших метадон, испытывали симптомы «ломки», включая конвульсии.

Метадон, который сам по себе является наркотиком, не может раз и навсегда устранить тягу к наркотикам, и он не может искоренить лежащую в основе причину, по которой наркоман принимает наркотики.

Свидетельствует 17-летний парень, страдавший от героиновой и метадоновой зависимости: «Я не сторонник применения метадона по той простой причине, что он увеличил время, в течение которого я активно принимал наркотики.

Употребляя метадон в течение длительного периода времени, я был в ловушке, как узник наркозависимости, я был привязан к клинике… если вы сидите на метадоне, у вас нет жизни, вы становитесь рабом этого препарата, и каждый день вашего существования зависит от него… я не мог никуда поехать на каникулы, да и не хотел, потому что этот препарат держал меня, как в плену…»

После отказа от метадона он сказал: «Первый раз в своей жизни я начал жить». И теперь он выступает перед людьми, рассказывая им о жизни, свободной от наркотиков.

Литература по метадону содержит предупреждения о том, что этот препарат опасен для жизни. Возможные последствия приёма метадона – остановка сердца, угнетение дыхания и кровообращения, а также шок. Возможны передозировка и смерть».

С 1982 по 1992 год смертность от метадона в Англии увеличилась на 710% – с 16 человек до 131.14 В Новом Южном Уэльсе (Австралия) с 1990 по 1995 годы вследствие приёма метадона умерло 242 человека.

В сентябре 2002 года, после трёхнедельного приёма героина, мужчина 38 лет обратился в Центр консультирования семей по проблемам психического здоровья, чтобы пройти курс метадонового лечения. Спустя неделю он попросил снизить дозу, поскольку метадон вызывал у него очень сильные болезненные реакции, но в тот момент в центре не было врачей, чтобы изменить ему дозу. Спустя два дня он умер. Патологоанатом установил, что причиной смерти стало «острое отравление метадоном».

Помимо метадона, существует ещё и бупренорфин – наркотик, используемый для лечения героиновой зависимости. Подобно морфину, бупренорфин может вызывать угнетение дыхания, и если давать его людям, которые уже страдают от наркотической зависимости, это может вызвать эффект «ломки».

Гарвардский психиатр Джозеф Гленмуллен говорит, что отпускаемые по рецепту сильнодействующие наркотические препараты просто «притупляют чувства, точно также, как в своё время их притупляли наркотики» и не позволяют человеку преодолеть свою зависимость.

Интересно вспомнить заявление доктора Лешнера о том, что с помощью метадона достигается «значительное снижение употребления наркотических препаратов, и длительные периоды воздержания…» В действительности, всё, что даёт метадоновая программа, так это снижение доз героина, а достигается это за счёт увеличения доз метадона. Разрешенный и вызывающий сильную зависимость наркотик, который эвфемистически называют лекарством, заменил запрещённый наркотик, вызывающий столь же сильную зависимость.

Тот же обман кроется и в отчёте Администрации по контролю применения химических препаратов и учреждений психического здоровья США (SAMHSA) за 1998 год, в котором утверждается, что программы по борьбе со злоупотреблением наркотиками «работают». Однако в ходе опроса менее чем одного процента наркоманов в США, выяснилось, что 79% опрошенных не снизили количество употребляемых ими запрещённых наркотиков, а 86% опрошенных не снизили количество употребляемого ими героина.

В Бельгии с 1990 по 1994 год количество метадона, отпускаемого по рецептам, увеличилось в десять раз. В Нидерландах более 50% метадона распространяется через частные «метадоновые автобусы», которые содержатся на средства местных жителей. Такой лёгкий доступ к наркотическим препаратам и либерализованная политика в отношении наркотиков превратила эту страну в «место работы для наркоторговцев». Сотрудник французской службы по борьбе с наркотиками назвал Нидерланды «европейским супермаркетом наркотиков».

В 1987 году Американский национальный институт изучения зависимости от наркотических препаратов начал кампанию, которая должна была задействовать «всю мощь науки, что-бы остановить вызывающее тревогу распространение героина среди молодёжи нашей страны». Тем не менее, к 1995 году в США было 500 тысяч наркоманов, употребляющих героин. После того, как были потрачены миллиарды долларов якобы на исследование наркомании и психиатрическое лечение, в 2000 году количество наркоманов, употребляющих героин, увеличилось до 810 тысяч человек.

Наркомания может захлестнуть общество, поэтому важно понимать, что психиатрия, её диагнозы и препараты, не работают. Психиатрические препараты и методы лишь маскируют проблемы и их симптомы с помощью химических веществ. Психиатры не могли и никогда не смогут разрешить проблему наркотической зависимости.

ПРОВАЛ РЕАБИЛИТАЦИИ - Всё равно, что меняться с кем-то местами на «Титанике»

Ниже приведены слова людей, страдавших от наркотической зависимости, которые прошли метадоновую программу.

«Поддерживающее лечение с использованием метадона – это узаконенная мука. Это лечение не направлено на работу с эмоциональными и духовными аспектами, которые обуславливают наркотическую зависимость. Если наркоман, который употребляет героин, начинает проходить метадоновое лечение и не делает ничего больше, то для него это всё равно, что меняться с кем-то местами на "Титанике"»,

— Сэм, бывший героиновый наркоман.«Пожалуй, метадон – это самое худшее, что можно дать человеку, поскольку тем самым вы говорите ему: "Нет ничего плохого в том, чтобы уколоться и забыться"»,

— Скотт, героиновый наркоман, который «сидел» на метадоне два года.

«В течение 6 лет я была марионеткой, проходя поддерживающее лечение с использованием метадона. Я захотела вернуть себе свою жизнь. Так что я начала сильно снижать свои дозы, пропускать дни, я старалась принимать как можно меньше метадона. Сейчас я уже 10 дней ничего не принимаю. Я просто уже слишком стара, чтобы чувствовать себя настолько плохо и дальше. Я могу прекратить принимать наркоту за 5-7 дней, в конце концов, и чувствовать себя хорошо. Но это? Тот, кому в голову пришла мысль давать человеку метадон, чтобы он перестал принимать героин, наверное, был настоящим садистом… » Я слышала, что это может продолжаться до 6 месяцев. Я к тому времени сойду с ума».

– Нэнси, во время избавления от метадоновой зависимости.

«Я перепробовал все методы реабилитации, доступные в Австралии, пытаясь покончить с наркотиками и вернуть себе свою жизнь: метадон, программу «двенадцать шагов», консультации, и многое другое, я прошёл через всё это и не раз. И в конце концов – рецидив за рецидивом».

 

– Д.С., бывший героиновый наркоман.

«Я сидел на метадоне 5 лет, и было гораздо труднее прекратить принимать метадон, чем героин. Невозможно пропустить хотя бы один день и не пойти в метадоновую клинику, поскольку сразу же становишься ужасно больным. Это самая настоящая ловушка».

– Д. Д., бывший героиновый наркоман.

Хотя психиатры превозносят метадоновую программу, заявляя, что это полный успех, истина заключается в том, что эта программа – путь в пропасть как для самого наркомана, так и для общества.